Виртуальная экскурсия по булгаковской Москве

Красная корона :: Красная корона

Булгаковская Энциклопедия
Я в восхищении!
Не шалю, никого не трогаю, починяю примус.
Маэстро! Урежьте марш!



Энциклопедия
Энциклопедия
Булгаков  и мы
Булгаков и мы
Сообщество Мастера
Сообщество Мастера
Библиотека
Библиотека
От редакции
От редакции


1 2 3 4 5 6 Все

 

Merjvac seria


Назад   :: А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  П  Р  С  Т  Ф  Х  Ч  Ш  Ю  Я  ::  А-Я   ::   Печатная версия страницы

"Красная корона"

"расная корона" - рассказ, имеющий латинский подзаголовок "Historia morbi" (История болезни - (лат.). Опубликован: Накануне, Берлин - М., 1922 г., 22 окт., Литературное приложение.

К. к. имеет автобиографический характер. Погибшего брата сходящего с ума рассказчика зовут Коля, как и родного брата писателя. Не исключено, что идею рассказа подсказали события, связанные с боями в Киеве в конце октября 1917 г. в ходе столкновений юнкеров, среди которых был Н. А. Булгаков, и войск Центральной Рады.

События эти запечатлены в булгаковском рассказе "Дань восхищения" (1920) и в письме его матери, В. М. Булгаковой, адресованном дочери Надежде 10 ноября 1917 г. Там дана картина обстрела Инженерного училища, где В. М. и Н. А. Булгаковы оказались вечером и ночью 29 октября. Подводя итог, мать отмечала: "Инженерное училище пострадало меньше других: четверо раненых, один сошел с ума".

Булгаков наделил автобиографического героя сумасшествием безвестного юнкера. В момент создания К. к. автор уже знал, что ушедшие с белой армией в эмиграцию его братья Иван и Николай живы (это известие дошло до него не позднее марта 1922 г.) В рассказе отразились те тревоги, которые мучили семью до выяснения их судьбы.

Еще одним толчком к созданию К. к. могла послужить смерть В. М. Булгаковой 1 февраля 1922 г. В бреду главный герой вспоминает слова, которые говорила мать: "Верни Колю. Верни. Ты старший". Квартира, которую он видит во сне, - это булгаковская квартира в Киеве на Андреевском спуске, 13, будущий "дом Турбиных" в "Белой гвардии" и "Днях Турбиных".

Последняя фраза погибшего брата: "Я не могу оставить эскадрон", рефреном повторяющаяся в больном сознании рассказчика, восходит, быть может, к следующему свидетельству матери из уже цитировавшегося письма: "... Раздавалась команда офицеров: Коля стал в ряды, и я его больше не видела..."

Упоминаемого в К. к. рабочего, повешенного на фонаре в Бердянске (по мысли главного героя К. к., он должен являться по ночам генералу-вешателю), Булгаков, возможно, действительно видел в этом городе во время переезда по железной дороге вместе с 3-м Терским полком из Киева на Северный Кавказ осенью 1919 г.

Мотив мук совести человека, к которому во сне или в состоянии безумия является призрак его вольной или невольной жертвы, впервые встречающийся в К. к., был развит Булгаковым в романе "Белая гвардия", рассказе "В ночь на 3-е число", пьесе "Бег" и в романе "Мастер и Маргарита". Линию генерала-вешателя продолжили такие герои как генерал Хлудов и прокуратор Иудеи Понтий Пилат, линию автобиографического героя - врач Алексей Турбин и доктор Бакалейников.

В К. к. ощутимо влияние рассказа Антона Чехова (1864-1904) "Черный монах" и "Записок сумасшедшего" (1835) Николая Гоголя (1809-1852), где также описаны призраки, возникающие в безумном сознании.

В К. к., как и в других булгаковских произведениях, к помешательству героя приводит малодушие, проявленное тогда, когда он не сумел воспротивиться генералу-вешателю, не выступил против казни неизвестного в Бердянске, не забрал брата немедленно с поля боя. По Булгакову протест против насилия - моральный долг всякого интеллигентного человека.

Рассказчик К. к. обвиняет генерала: "Кто знает, не ходит ли к вам тот грязный, в саже, с фонаря в Бердянске? Если так, по справедливости мы терпим. Помогать вам повесить я послал Колю, вешали же вы. По словесному приказу без номера". Невозможность искупить вину приводит к тому, что "не тает бремя", и призрак всадника в красной короне (брата с разбитой головой) продолжает мучить рассказчика. В "Беге" Хлудов, вешающий людей устными "безномерными" приказами, раскаивается и возвращается держать ответ. В результате его оставляет призрак повешенного и "тает бремя".

Возможно, прототипом генерала-вешателя в К. к. послужил генерал Я. А. Слащев. Булгаков был знаком с его книгой "Требую суда общества и гласности" (1921), где обильно цитировались слащевские "расстрельные" приказы, а название константинопольской улицы Де Руни, на которой жил отставной генерал, сделал фамилией одной из героинь повести "Дьяволиада" (1923).

Кроме того, Слащев командовал осенью 1919 г. войсками, действовавшими на юге Украины, в том числе и в районе Бердянска, против отрядов Н. И. Махно (1889-1934). Не исключено даже, что Булгаков и Слащев встретились тогда, хотя никаких сведений об этом в нашем распоряжении нет.

Наверх Наверх



Читальный зал

Каталог книг Labirint


 
 
© 2000-2018 Bulgakov.ru
Сделано в студии KeyProject
info@bulgakov.ru
 
Каждому будет дано по его вере Всякая власть является насилием над людьми Я извиняюсь, осетрина здесь ни при чем Берегись трамвая! Кровь - великое дело! Правду говорить легко и приятно Осетрину прислали второй свежести Берегись трамвая! Рукописи не горят Я в восхищении! Рукописи не горят Булгаковская Энциклопедия Маэстро! Урежьте марш! СМИ о Булгакове bulgakov.ru